Александр Колодкин: «России пора становиться футбольной страной» — Диорама Футбола

Александр Колодкин: «России пора становиться футбольной страной»

Александр Колодкин – один из самых видных и титулованных специалистов в детско-юношеском футболе Санкт-Петербурга. Работая в школе «Смена», он воспитал много ярких игроков, проявивших себя на профессиональном уровне.  Недавно Александр Борисович был удостоен премии «Пик Качалина» за подготовку четырех футболистов, ставших бронзовыми призерами юношеского чемпионата Европы. В последнее время Колодкин пробует себя в новом роде деятельности – теперь он работает со студентами на кафедре футбола НГУ имени Лесгафта и передает свои знания коллегам в Центре подготовки и лицензирования тренеров. С вопроса о новом этапе в жизни и карьере Александра Борисовича и началось наше интервью.

«ВИЖУ ПЕРСПЕКТИВУ СТУДЕНЧЕСКОГО ФУТБОЛА»

— На кафедре у меня достаточно большой объем работы, — рассказывает Колодкин. – Мне интересно работать со студентами, передавать свои знания. Поработав много лет в футболе, вижу большие проблемы в тренерском образовании. Поэтому наша задача здесь – готовить новое поколение тренеров, которые выйдут из стен Университета, уже имея необходимый багаж знаний.  Также работаю и в Центре подготовки и лицензирования тренеров, который создан на базе нашего Университета.
— Многих интересует, когда уже в Петербурге можно будет обучиться на лицензии «В», «А», а может и «PRO»?
— Конечно, центру требуется расширение полномочий. Специалисты у нас качественные, поэтому мы будем бороться за то, чтобы у нас в городе можно было получать лицензии «В» и «А», и думаю, что мы добьемся этого. Пока же у нас можно пройти обучение на категорию «В-юношескую», а также, само собой, «С» и «D».
— Знаю, что вы также работаете с футбольной сборной НГУ имени Лесгафта. Каковы перспективы студенческого футбола в Университете и вообще в нашей стране?
— В этой сфере я вижу огромное поле для деятельности и большие возможности для развития. В прошлом году я занялся сборной НГУ и считаю, что мы качественно поработали. Удалось объединить студентов, ведь этот возраст я хорошо знаю. Мы создали боеспособную команду и выиграли Кубок города среди ВУЗов. Сейчас дотации государства на профессиональный футбол сокращаются, и это толкает к развитию студенческого спорта, где гораздо меньше средств надо вкладывать и можно так же вести подготовку молодых игроков. Так что у этого направления есть хорошие перспективы. Вообще я видел бы нашу студенческую команду под эгидой ФК «Зенит». Мы могли бы заключить договор о сотрудничестве, чтобы наш центр помогал в методическом обеспечении и в мониторинге тренировочного процесса Академии ФК «Зенит», ну а клуб помогал нам в каких-то организационных вопросах.
— Возможно ли в нашей стране реализовать такую схему, как в США, где студенческий спорт очень развит и под профессиональной лигой, например, NBA, есть сильная студенческая лига (NCAA), откуда игроки потом переходят в профи?
— Думаю, что мы к этому и придем. Ведь в студенческом спорте есть масса плюсов – у спортсменов есть возможность получать качественное образование, а также закрывается армия. Надо работать в этом направлении.

«ПРОЩЕ ЗАРАБОТАТЬ ЧАСТНЫМ ИЗВОЗОМ»

— А теперь острый вопросик. Вот недавно вышло интервью Корнелиуса Пота, бывшего помошника Дика Адвокаата в «Зените». По его словам, в России детей тренируют не те, кому это положено по профессиональному статусу, ну или по призванию, а те, кто согласен на такой род деятельности. То есть те, кому больше нечем заняться, попросту говоря. Согласны ли вы с Потом?
— Думаю, что Пот не вправе давать такие оценки, потому что он не работал в этой среде. Ведь голландец работал в первой команде, а не в детско-юношеском футболе, и многого не знает. И потом, детский футбол, это что, какая-то золотая жила? Зарплаты тренеров-то очень низкие.
— Это да. Но у них остаются возможности дополнительно заработать.
— Это понятно. Думаю, что в этой сфере происходит естественный отбор. Те, кто прикипают к этой работе, остаются. Те, кто хочет быстро добиться каких-то благ, обычно уходят. Но говорить, что все, кто работают в детском футболе, случайные люди, однозначно неправильно. Такие люди отпадают, ведь проще зарабатывать другими способами. Да хоть частным извозом! Однако проблема нехватки знаний действительно есть, и ее надо решать. Вот я сейчас работаю с первым курсом. Эти ребята потом приходят на тренировки в свои клубы и когда они смотрят на тот процесс, что проходит в их команде, уже новыми глазами, то говорят, что да, уровень не очень. Ведь у нас в Университете мы проводим с ними модельные тренировки. Есть темы, и мы показываем, как нужно строить занятие. Вижу, что многие ребята начинают проникаться этой работой. И наша задача как раз в том, чтобы заинтересовать их, чтобы они учились в ВУЗе не просто так, а получили профессиональные знания. Сейчас у нас студенты второго курса уже проходят лицензирование, получают лицензию «D». Многих я рекомендую в детские школы.
— В последнее время в Санкт-Петербурге периодически проходят семинары с участием тренеров из иностранных академий. Только участие в них не всем по карману, и понятно, что здесь преследуются чисто коммерческие цели. Нет ли в планах вашего Центра подготовки тренеров организации каких-то семинаров, мастер-классов, чтобы желающие повышать свою квалификацию могли это делать не только раз в три года на лицензировании?
— Считаю, что во всех регионах должны функционировать базовые центры, которые бы не только отвечали за лицензирование, но и контролировали бы весь процесс, и в рамках своей работы проводили бы выездные семинары и другие мероприятия по повышению квалификации. Некоторые клубы и сейчас обращаются к нам – приедьте, посмотрите. Думаю, тут надо заключать договор и работать уже на его основе, контролировать клуб в хорошем смысле. Ведь я хочу не просто провести какой-то семинар, но и посмотреть, что дальше будет делаться, оказать помощь. Несколько лет назад, еще работая в структуре «Зенита», я ездил в Курск по приглашению «Авангарда», читал лекции и проводил практические занятия. В первый мой приезд мы затрагивали только младшие возраста, а через год уже я приехал снова и уже проводил работу с юношами 17-18 лет.

«РЕБЯТА ПОРОЙ ВООБЩЕ НЕ ИГРАЛИ В ФУТБОЛ!»

— Почему вы ушли из Академии ФК «Зенит»? Я кое-что знаю, но хотелось бы из первых уст. 


Я занимал должность координатора юношеской академии и мне, как никому другому, сразу были видны сильные и слабые стороны проводящихся реформ. Было понимание, что ждёт впереди. Внешне все выглядело очень привлекательно — пригласили иностранного специалиста, готовы вкладывать средства в инфраструктуру, обучение тренеров, организацию филиалов, делаются широковещательные заявления о скором потоке молодых футболистов, которые «конечно не сразу, но через несколько месяцев тренировочной работы» пополнят основной состав «Зенита»! Однако вскоре стали проявляться и негативные моменты. Авторитарный стиль голландского управленца (имеется ввиду Хенк ван Стее, — прим. Л.В.) не предусматривал существование тренерского совета, который во все времена был главной движущей силой работы футбольной школы. Стратегические решения спускались директивно, обсуждать, по мнению новых руководителей, было не с кем… К примеру, планировалось отменить выезды наших юных игроков на летние тренировочные сборы и непросто было доказать пагубность этой идеи. Как оказалось, полностью отсутствовало перспективное и текущее планирование, не предусматривался контроль за уровнем развития физических качеств и технической подготовки будущих игроков «Зенита»! С точки зрения тренировочного процесса тоже возникало много вопросов. Почему предлагалось обучать наших детей по методике, которая в Голландии признаётся устаревшей? В старших возрастах на тренировках порой вообще не играли в футбол, шлифуя взаимодействия в атаке и обороне, причём постоянно без сопротивления. Так же дела обстояли и с занятиями по технике. Опять же пришлось вмешиваться и настаивать на корректировке! В общем, накопился целый ряд чисто рабочих разногласий, и все это привело к тому, что наши пути разошлись.
— В то время Академия отказалась от практики участия в чемпионате города командами годом младше. Каково было ваше отношение к этому?


Считаю, что директивное решение об игре команд Академии год-в-год оказалось большим вредом для развития наши игроков. Стали соревноваться с командами, у которых забрали игроков! Отсутствие конкурентной среды в своём городе не смогли компенсировать никакие выездные турниры. Сейчас в Академии ведётся работа по исправлению допущенных ошибок и, я считаю, результат этой работы придёт, вот только много времени упущено. У тренеров-то время есть, а вот у игроков — нет!

«С ЛУЧШИМИ ИГРОКАМИ ДОЛЖНЫ РАБОТАТЬ ЛУЧШИЕ ТРЕНЕРЫ»

— Вот весной у нас в городе проходил турнир «Кубок Бурчалкина» среди команд 2003 г.р. В финале «Зенит» встречался с «Вильяреалом», и я был на той игре. Так команда Академии за всю игру считанное число раз перешла за центр поля. Первый раз такое видел, честно говоря. И ведь «Вильяреал» — не сильнейшая команда Испании. Почему такая пропасть между «Зенитом» и испанцами?
— Чтобы процесс подготовки был успешный, нужно совпадение многих факторов. В том числе важен и фактор тренера. Можно собрать лучших игроков, но с лучшими игроками должны работать и лучшие тренеры. Знаете, почему так выстрелили Академия Коноплева и школа «Чертаново»? Там проводился кастинг тренеров, и эти школы собрали ведущих специалистов России. То же делает и «Краснодар». Потому что можно дать хорошие поля, хорошее финансирование, но несоблюдение этого фактора все испортит. Перспективные молодые тренеры это хорошо! Но отчего же не был приглашён ни один высококлассный российский тренер, или их у нас нет? Кулен, Брессер, Джонс…  Они что, подготовили по несколько суперзвезд?
— 2003 год – тот возраст, который практически с самого начала занимался в Академии и филиалах уже по новой методике…
— Возможно, это как раз результат той работы, когда тренеры по технической подготовке занимались отработкой элементов без сопротивления. То есть я как бы все умею, но у меня нарушен баланс в тренировочном процессе и в игре с сильным соперником я ничего показать не могу. Конечно, сказывается опять-таки и то, что у нас в городе нет конкурентной среды. У человека все получается на поле, он может быть даже не то что с совсем слабыми играет, но он сам в сильной компании и ему не надо перетруждаться на поле. Все это говорит о том, что структура, созданная в Академии, не дает результат.
— А может, тут дело не в методике, а в некачественной селекции?


— Так или иначе, мы можем констатировать, что у нас люди на голову слабее. Поэтому и нужен постоянный контроль, тестирование физической и технической подготовки, сравнение с модельными характеристиками. Если, например, тесты покажут, что у нас 6-7 человек бегут как Аршавин и так же здорово управляют мячом, то тогда можно будет говорить о том, что они психологически не готовы. То есть тогда мы быстрее найдем слабое звено.

«ДЛЯ ЧЕГО «ЗЕНИТ-2», ЕСЛИ ТАМ МАЛО ПИТЕРСКИХ?»

— В этом году вас наградили премией «Пик Качалина» за подготовку четырех игроков, ставших призерами юношеского чемпионата Европы (Денисова, Кругового, Кудрявцева и Плетнева – прим. Л.В). Каковы увидеть кого-то из этих ребят в основе «Зенита»?
— Есть оптимистичный подход, а есть пессимистичный.
— Давайте реалистичный.
— Понимаете, когда пишут, что за 10 лет ни одного игрока не подготовлено, это не совсем правильно. Футболист готовится до определенного уровня, а дальше его надо доводить. Давать ему играть, делать на него ставку. Вот с этим у нас большие проблемы. Считаю, что шансы у этих ребят есть. У них имеются все базовые качества. Тот же Круговой в сборной игрок основного состава. Но много будет зависеть от подхода в клубе. В «Зените-2» процентов 75 игроков – не питерские, и это тревожно. А где наши то? Для чего тогда эта команда? Непонятно. Тот же Могилевец не в «Зените-2» заиграл, а в «Рубине». Когда к нам сюда приехали голландские тренеры, то они заявили, что будут прямо из Академии в основной состав готовить игроков. Никто из нас такого не говорил, потому что мы понимаем, что это штучный товар. Игрок может быть сильный, как тот же Круговой, но на этой позиции будут играть Кришито, Ансалди, и каким образом он вытеснит из состава этих игроков?
— То, что сейчас Луческу пришел на место Боаша, улучшит шансы молодых?


— Посмотрим. Пока вот много ребят отправлено в аренду, Шейдаев продан. А если лимит будет отменен, нашим молодым игрокам будет совсем трудно выдерживать конкуренцию. Ведь у нас в Питере игроки чисто генетически позже дозревают, чем ребята из Южной Европы. Хотя отъезд в другие страны для наших молодых футболистов может быть хорошим шансом. Раз востребованности на родине нет, все бьются за результат и не ставят молодых, то это один из выходов. Знаю позицию Гасилина, который ездил в «Шальке». Ему там очень нравилось – и обстановка, и весь футбольный процесс.
— После долгой работы в «Смене» у вас осталась еще мотивация к тренерской деятельности в детско-юношеском футболе?
— Брать просто какой-то возраст в Первенстве города – это уже узковато. Я добился всего на этом уровне. 40 игроков подготовил для профессионального футбола. Становился чемпионом страны. Ну допустим, сейчас я возьмусь тренировать команду, подготовлю ее, станет она первой. Передам игроков в Академию. Не тот это стимул. Уезжать куда-то тоже не хочется, ведь это надо менять весь уклад жизни. Да и здесь полно работы. Я вижу, что у многих людей есть желание совершенствоваться, и мне интересно передавать свои знания. А студенческий футбол – еще одно направление, в котором можно реализоваться.
— Сейчас в коммерческих школах ведется обучение футболу уже с 3-х лет. Скоро и прямо в роддоме будут набирать. Ваше отношение к этому?
— В ГДР в 60-е годы существовала система, когда вся страна была покрыта сетью клубов для детей, в которых ребята занимались общефизической подготовкой. И тренеры на основании этой подготовки давали рекомендации специалистам, которые работают в конкретных видах спорта. Эти школы решали задачу привития интереса к занятиям спортом. Думаю, что это была правильная система. И то, что сейчас у нас появилось много школ, которые работают с детьми от 3-х лет, это хорошо. Значит, в них есть потребность. Понятно, что тут есть коммерческая составляющая, и жаль, что не у всех детей есть возможность заниматься. Знаю, что некоторые школы серьезно подходят к тренировочному процессу, дают отработанные конспекты, следят, чтобы не было отсебятины. Тут главное – в  занятия физкультурой потихоньку вкрапливать элементы футбола. И конечно, тренеры должны иметь лицензию, чтобы родители были спокойны, что этот тренер не заставит ребенка делать кувырок через голову. Хотя раннее начало занятий таит и некоторые проблемы. Например, в 7 лет мальчик приходит в филиал «Зенита» с нуля, и с ним никто уже не хочет работать. Потому что в этом возрасте у ребят уже приличный стаж занятий.

«ЧЕРЧЕСОВ ОПИРАЕТСЯ НА СИЛЬНЫЕ КАЧЕСТВА СОВЕТСКОГО ФУТБОЛА»

— Леонид Слуцкий после чемпионата Европы высказался, что Россия – не футбольная страна. Поддерживаете его мнение?
— Я думаю, что в этой фразе Леонида Викторовича был какой-то посыл руководителям. Попытка добиться изменений через создание общественного мнения. Ведь безусловно, в нашем футболе надо многое менять. У нас с десяток лет говорят о создании центров подготовки в регионах, а ничего не сделано. В Германии же тренировочных центров, как заправок, и ни один способный игрок не пропадает. С 14 лет туда вызываются лучшие игроки, с ними проводятся тренировки, и это независимо от клубов. Плюс к этому там же проходят семинары тренеров, подготовка. Думаю, что это был посыл Слуцкого, что России пора становиться футбольной страной. Надо менять и подход к оплате работы тренеров. У нас детские тренеры вынуждены работать в 4-5 местах, чтобы прокормить семью.
— Продолжая тему Слуцкого. Недавно прочитал книгу Игоря Рабинера, посвященную ему. Там много интересного из его биографии. Знаю, что многие тренеры, не игравшие на профессиональном уровне, тоже мечтают пройти такой же пусть, как Слуцкий, и тренировать топ-клуб. Есть ли у них шансы, или Слуцкий – исключение из правил?
— Думаю, что это исключение. Даже в ведущих академиях стараются, чтобы на старших командах работал тандем тренеров: один тренер, который поиграл, имеет авторитет, а второй – методически грамотный специалист, который поможет организовать процесс. Вот Виллаш-Боаш, к примеру. Я не слышал уважительного отношения к нему, хотя возможно, что он сильный методист.
— То есть таким тренерам лучше реализовывать себя в детско-юношеском футболе?
— Если такой специалист пройдет все ступени и своей работой на региональном уровне с мужской командой докажет, что способен давать результат, то все возможно. Но все же, мне кажется, нужен тандем. Поэтому тот же Слуцкий взял Онопко, Овчинникова, чтобы они своим авторитетом помогали ему. Вот на детско-юношеском уровне нужен прежде всего профессионализм, умение показать, организовать, любовь к этому делу. А есть у нас много клубов, где бывшие футболисты приходят тренировать и не понимают, почему у игрока не получается попасть по воротам. Потому что он сам был более талантливый, а научить не может и прикрывает тем, что «пусть играют, они сами дойдут». Не дойдут, потому что раньше-то по 5-6 часов играли в футбол каждый день и в процессе этой многочасовой работы они доходили и без тренера, а сейчас все по-другому.
— Как оцениваете замену Слуцкого на Черчесова?
— Конечно, работа Слуцкого на Евро немного разочаровала.  Безусловно, повлияло отсутствие Дзагоева и Денисова. Так или иначе, ставка в центре поля на новый тандем себя не оправдала. А потом он все поменял, в ключевом матче. Мне некорректно давать советы, но вышла ситуация, что он не сработал. Думаю, надо было на опытных опереться, а того же Головина на замену выпускать. Ну а насчет Черчесова мне пока трудно судить. Денисов, например, категорично против него высказался.
— Ну это не показатель. Денисов-то со всеми успел разругаться.
— Мне кажется, что Черчесов все равно тренер растущий. Он хорошо работал в Польше, и вообще, на мой взгляд, сборную лучше доверить нашему, чем иностранцу. Все-таки у него и авторитет игрока есть, он в Европе поиграл. Надо посмотреть на его работу.
— Есть ли у сборной России перспективы на чемпионате мира?
— Можно надеяться, что выйдем из группы. На сегодняшний день уровень игроков – это главная проблема. Но рука Черчесова видна в чем: он подбирает бойцов. Сразу вышел Тарасов в центре, добавил жесткости.  Это попытка опереться на сильные качества советского футбола: дисциплина, физическая готовность. Возможно, это даст какой-то результат, но максимум, мне кажется, это выход из группы. Хотя всегда хочется верить в лучшее.

Автор: Леонид ВОРОХОВСКИЙ

Прислать новость

Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Заголовок новости:

Текст новости:

Источник:


×