Дар Королев: «Через год хочу стать основным голкипером «Леганеса» — Диорама Футбола

Дар Королев: «Через год хочу стать основным голкипером «Леганеса»

Совсем немного российских футболистов сейчас выступают за европейские клубы, да и внимания в России уделяется им крайне мало. Корреспондент агентства «Р-Спорт» Сергей Смышляев постарался частично исправить эту ситуацию и пообщался с одним из перспективных отечественных голкиперов Даром Королевым, летом подписавшим контракт с испанским «Леганесом«. 20-летний вратарь рассказал о своем карьерном пути, о футбольном и нефутбольном менталитетах испанцев, о целях и задачах на ближайшие годы, а также о ситуации с критикой в адрес Игоря Акинфеева.

— Для начала хотелось бы узнать, как оказались в футболе?

— На самом деле, футбольный путь начался еще с раннего детства: мне было семь или восемь лет, решил пойти в школьную команду, потому что всегда тянуло именно в этот вид спорта. И буквально сразу же стал вратарем, других вариантов даже не рассматривал, мне безумно нравилось.

— А почему именно вратарь? По детству помню, что часто на ворота ставили тех, кто в поле был не на ведущих ролях, или к этой позиции просто тянуло?

— Нет, просто практически сразу, как начал заниматься футболом, решил попробовать себя на воротах, очень понравилось. Можно сказать, судьба так направила меня, поэтому и принял решение играть именно на этой позиции.

— Но ведь для этого нужен и особый склад характера, особое понимание ответственности.

— Можно сказать и так. Меня всегда тянуло на вратарскую позицию, а повышенная ответственность меня никогда не смущала и не беспокоила, проблем с этим не испытывал.

СПОРТИВНАЯ ЗЛОСТЬ

 

— Как появился вариант с академией «Зенита», и насколько было тяжело в итоге уехать из Омска в совершенно чужой город в таком раннем возрасте?

— Если не ошибаюсь, мне было 15 лет, когда я первый раз поехал на просмотр в академию «Зенита» — на неделю или дней 10. И в тот раз не сложилось. Расстроился капитально, но они в тот период не особо рассматривали вратарей. Вернулся по-спортивному злой, целый год работал и работал, поставив задачу на следующий год вернуться и пройти просмотр. В итоге меня взяли на испытательный срок, а затем я остался. Уехать из родного города было не сказать что прямо очень тяжело, но я переехал один и жил один поначалу. Но ничего, я ведь был постоянно занят: тренировки, школа, так что со временем привык. На самом деле, я рад, что все так получилось. Переезд в Санкт-Петербург мне дал очень большой толчок: там очень хорошая школа, отличные тренеры — профессионалы своего дела, которые помогли мне сильно прибавить.

— То есть карьера и желание расти превалировали над возможными трудностями?

— Понятное дело, что было непросто, учитывая уровень футболистов в Санкт-Петербурге. Это все же один из лучших клубов в России, но ничего, справлялся.

— А когда появилась возможность уехать в Испанию?

— После завершения учебы в академии «Зенита» у меня появился вариант с переездом в Испанию. Оставаться в «Зените» смысла особого не было на тот момент, потому что на меня тогда не особо рассчитывали. И тренеры мне сказали, что если есть вариант с заграницей, то стоит попробовать. Тем более Испания – футбольная страна. Приехал в «Алькобендас» и остался там на два сезона. Ездил затем на просмотр и в Италию, и Франция была.

— В России на тот момент никаких вариантов не было? Или даже не стали их рассматривать?

— На самом деле, когда появился вариант попробовать себя в Испании, я ничего даже больше и не рассматривал, хотел себя попробовать там: мне было очень интересно, хотелось проверить себя, понять, на что способен.

— То, что будете выступать в четвертом дивизионе, не смущало?

— Особо не пугало, что буду играть в четвертом дивизионе. Понимал, что все зависит от меня. Главное было туда войти, понять, что к чему, понять испанский футбол, подучить язык.  Скажем так, встать там на ноги. И тогда уже все понятно было бы, тем более возраст такой, не было еще и 18 лет.

О СБОРНОЙ РОССИИ

— Уезжая, не думали, что такой путь осложнит попадание в состав национальной команды?

— Конечно, понимал. Можно видеть на живых примерах, что большинство игроков сборной выступают в России. Понимал, но хотел попробовать себя в Европе, о чем мечтал с самого детства. Все равно ведь, если заиграешь в Европе на хорошем уровне, то тебя увидят и в России. Это очень сложно попасть в национальную команду, у нас ведь очень много хороших вратарей. Все это понимал, но принял именно такое решение.

— Насколько тяжело было справиться со сложностями испанского менталитета? Русскому человеку это непросто, знаю не понаслышке.

— В этом плане, честно говоря, сложности были. Это совершенно другой менталитет, нужно к ним привыкнуть, их нужно понять. Разобраться, как принято строить взаимоотношения, а также понять отношение к жизни, к футболу и так далее. И нужно было выучить язык, потому что, когда приезжаешь в Испанию, они рассчитывают, что ты сразу же будешь говорить по-испански. Не сомневаются, что раз ты к ним приехал, то априори знаешь язык (смеется). На самом деле, влился я достаточно быстро, испанский начал учить. Поначалу абсолютно ничего не понимал, а тренер только когда отдельно со мной общался, тогда на английском мне что-то объяснял и рассказывал. Но на тренировках такого делать никто и не собирался. И сразу говорили: «Учи испанский». Вообще, испанцы сильно от нас отличаются, к этому нужно привыкнуть. У них все всегда завтра, необязательные люди очень.

— И при всем при этом сами испанцы не любят учить иностранные языки, и хороший английский там редко встретишь.

— Да-да, совершенно верно.

— Сколько времени понадобилось на изучение?

— Где-то к зиме уже начал общаться, а к концу первого года уже, в принципе, проблем с пониманием не было. А еще через год уже было абсолютно комфортно.

— С репетитором осваивали испанский?

— Ходил на отдельные занятия по испанскому языку, брал персональные уроки, чтобы быстрее наверстать. Хотя работа в коллективе помогала больше всего: тренировки, постоянное общение, необходимость понимать главного тренера. Это было намного полезнее уроков.

ДЕЛО В СВОБОДЕ

— Менталитет менталитетом, а в чем главное отличие футбольных миров России и Испании?

— Мне кажется, в Испании с самого детства дают больше свободы в плане тренировок и выбора действий. Можно заметить, что когда юниорские российские команды играют на международных турнирах, то выступают очень прилично, что я лично наблюдал. А вот когда доходят до уровня молодежных составов, то образуется какой-то провал. Лично мое мнение, что в Европе дают больше свободы в плане импровизации и так далее, не загоняют в рамки. В России же заставляют играть сразу во взрослый футбол, сразу какие-то схемы, «должен играть так и так». Индивидуально игроки развиваются хуже. А у них с детства дают больше свободы, отсюда и большее количество талантов. Плюс, когда попадают на уровень молодежки, их часто подключают к занятиям с первой командой, постоянно в товарищеских матчах берут футболистов с молодежек, ставят в состав, наигрывают. Понимают, что это их будущее, поэтому ребятами нужно активно заниматься. К сожалению, у нас молодежь подключают намного меньше, и это влияет на общую картину.

— Многие специалисты отмечают еще и тот факт, что часто в России молодых игроков «портят» высокими зарплатами…

— Возможно, проблема и в этом тоже. Я об этом думал не раз. В Европе даже в топ-клубах на уровне молодежек, в том же «Атлетико» Мадрид, есть знакомые, там не платят больших денег. Даже если ты подключаешься к основному составу, нет такого, чтобы ты получал баснословные суммы. Только если ты – суперзвезда и находишься в команде с малых лет. Не принято так просто.

— Вы объездили немало стран и городов. Где себя наиболее комфортно ощущали?

— У меня не было проблем ни в одной из стран, где я находился. В Испании сейчас, в «Леганесе», я себя достаточно комфортно ощущаю, никаких проблем нет, отличные отношения со всеми. Ну, и в Италии тоже, мне просто сама страна очень нравится.

— Тянет на самый юг Европы после детства в Сибири?

— Можно и так сказать (смеется).

КОНКУРЕНЦИЯ ИДЕТ НА ПОЛЬЗУ

— На сайте «Леганеса» в вашем профайле написано, что вы сформированы в итальянском футболе. Насколько согласны с данным утверждением?

— На самом деле, я даже не видел того, что там написано (улыбается). Правда? Надо спросить, почему так написали.

— Какой футбол все же оказал большее влияние на ваше становление? Или тут сложно выделить?

— Не могу сказать, какой конкретно, я работал с различными специалистами и от каждого взял что-то. Поэтому не могу сказать определенно.

— Вы в «Леганесе» уже несколько месяцев. Можно сказать, что полностью адаптировались, и какие перспективы видите перед собой?

— Да, четвертый месяц уже. Могу сказать, что адаптировался полностью, подключают к занятиям в первой команде постоянно, товарищеские встречи играю. О перспективах же говорить не могу, только о своих задачах. Моя цель – отыграть как можно больше матчей за вторую команду, чтобы на следующий год войти и закрепиться в основе. Это мои задачи.

— Вариантов сменить зимой клуб даже не держите в уме?

— Нет. Мои главные цели связаны с этим клубом.

— Если говорить о конкуренции, насколько она высока в «Леганесе»?

— Вратари у нас очень хорошего уровня, но конкуренция – это же всегда хорошо! При наличии конкуренции развиваешься быстрее, лично на меня она влияет положительно. В предыдущем испанском клубе в этом плане было проще, но отнюдь не лучше для меня самого.

— «Леганес» сейчас идет на 17-м месте, а в последних четырех встречах потерпел четыре поражения. В чем видите причину не самого удачного выступления клуба? Или все же пока что не хватает опыта игры на таком уровне?

— Да, мне кажется, что дело в нехватке опыта — все-таки первый год в Примере. Но все равно у команды стоит задача остаться в высшей лиге. Просто требуется время для адаптации к новым реалиям.

СЕРИЯ АКИНФЕЕВА — ЭТО ВСЕ МЕЛОЧИ

 

— Возвращаясь к России, вратарей топ-уровня у нас не так много. С чем это может быть связано, по вашему мнению?

— У нас вратарей хорошего уровня достаточно, но если понаблюдать за матчами на европейском уровне… Вообще, не люблю судить и обсуждать других вратарей.

— Сейчас любят обсуждать тему антирекорда голкипера ЦСКА Игоря Акинфеева в Лиге чемпионов. Вам, как вратарю, понять его проще. Насколько такое давление и такие разговоры могут быть болезненными?

— Это сильно давит психологически. Считаю, что Акинфеев – вратарь очень высокого уровня, он это доказывал и доказывает. И я не понимаю людей, которые постоянно критикуют и осуждают. Да, он допускал какие-то ошибки, но это у всех бывает. Не вижу смысла постоянно критиковать. А он – вратарь сборной, и за все года в национальной команде и клубе он заслужил уважение. Считаю, что критику в его адрес надо минимизировать, а все эти подсчеты «не сухих» матчей на европейском уровне – мелочность.

— В Испании можете себе представить подобную ситуацию?

— Мне кажется, что это все-таки ближе к нашему менталитету. Да, в Испании тоже критикуют после ошибок и провалов, но это проходит и забывается. Как говорится, прошли и пошли дальше, и давление не усугубляется. Так что думаю, это все же ближе к России, любят у нас покритиковать (смеется).

— А на кого в детстве равнялись? Были ли у вас кумиры среди вратарей?

— Конечно! Я с детства болею за «Манчестер Юнайтед», поэтому Ван дер Сар. И, конечно же, еще Буффон. Смотрел матчи, старался и стараюсь что-то привнести в свою игру от выступления топовых вратарей.

Источник: Р-Спорт

Прислать новость

Ваше имя (обязательно)

Ваш e-mail (обязательно)

Заголовок новости:

Текст новости:

Источник:


×